ОВП Баторий

Article

June 30, 2022

Баторий — сторожевой катер Пограничной службы Второй Польской Республики (СГ), спущен на воду 23 апреля 1932 года в Модлине. Борьба с морской контрабандой. Был мобилизован на флот во время оборонительной войны 1939 года как ОРП Баторий. Прославился побегом 1 октября 1939 года из капитулировавшего Хеля в Швецию, где был интернирован. После войны был рекультивирован и до 1957 года служил в Пограничных войсках (ВОП) под названиями Хель, 7 Листопада, Дзержинский и КП-1. После демобилизации он плавал по Висле и Залеву Зегжиньски в качестве учебной части Кайтселийта национальной обороны (ЛОК). С 1975 года он был кораблем-памятником в порту Хель, а с 2009 года является экспонатом Военно-морского музея в Гдыне. Это старейшее сохранившееся судно польской постройки и постройки.

Дизайн и строительство

В 1930 году Пограничная служба приняла решение построить современные суда для борьбы с контрабандой: катер преследования и три сторожевых катера. Командующий пограничной охраной полковник Ян Юр-Гожеховский планировал, что истребитель будет построен в сотрудничестве с итальянскими верфями по их проекту. Ожидалось, что на Модлинской верфи будет построен корпус, а оборудовать его будут итальянцы. Когда в решении отсутствовала только подпись, командование погранвойск попросило инж. Александру Потырал за мнение о проекте. По мнению автора, были поставлены под сомнение две принципиальные особенности итальянского проекта: плоскодонный корпус, не приспособленный для службы на Балтийском море в условиях короткого, высокого волнения и выбор привода, состоящего всего из двух бензиновых двигателей, очень неэкономичен при патрульной скорости, установленной Пограничной службой в 12 узлов. В то время была создана новая концепция строительства, разработанная инж. Александра Потырала, для которого были характерны овальные формы корпуса с экспериментальной конструкцией из смешанной стали и дюралюминия, что позволяло аппарату выполнять задачи в любых погодных условиях. При необходимости дюралевые элементы должны были быть заменены на стальные в Stocznia Modlińska за свой счет, и любое снижение скорости катера не могло быть основанием для претензий со стороны пограничной службы. Силовая установка должна была состоять из трех двигателей: двух карбюраторных бензиновых двигателей для максимальной скорости 25 узлов и одного дизельного двигателя для экономической скорости 12 узлов. В итоге было принято решение что эта концепция ляжет в основу проекта катера-преследователя, который будет построен на польской верфи. Установка была разработана инж. Александра Потырал и построен на речной верфи Państwowe Zakłady Inżynierii в Модлине. Работы начались в конце 1930-х годов. Строительство столкнулось с многочисленными трудностями, вызванными применением новой технологии изготовления стального и дюралюминиевого корпуса, а также усложнением двигательной установки, состоящей из трех двигателей значительной мощности, и необходимостью размещения ее в небольшом корпусе. 23 апреля 1932 года катер был спущен на борт со стапеля, а 7 мая его постройка была завершена. В первых попытках не удалось развить скорость больше 23 узлов. Это было исправлено путем уменьшения шага двигателей преследования, в результате чего поставщик Теодор Цейзе, она пронзила их лопатки. По некоторым данным, эта операция была проведена только после капитального ремонта в 1933 г. для восстановления прежней скорости погони агрегата, уменьшавшейся после увеличения водоизмещения и осадки. При повторных попытках было получено 24,85 узла, в соответствии с контрактом, допускающим отклонение в 0,2 узла от целевого значения в 25 узлов. Скоростные испытания проводились на мерной миле у полуострова Хель, поскольку первые испытания в порту Гдыня вызвали такую ​​большую волну, что капитанская служба запретила их продолжение (во время них была достигнута максимальная скорость 24,3 узла). в соответствии с контрактом допускается допуск 0,2 узла при целевом значении 25 узлов. Скоростные испытания проводились на мерной миле у полуострова Хель, поскольку первые испытания в порту Гдыня вызвали такую ​​большую волну, что капитанская служба запретила их продолжение (во время них была достигнута максимальная скорость 24,3 узла). в соответствии с контрактом допускается допуск 0,2 узла при целевом значении 25 узлов. Испытание на скорость производилось на мерной миле у полуострова Хель, поскольку первые испытания в порту Гдыня вызвали такую ​​большую волну, что капитанская служба запретила их продолжение (во время них была достигнута максимальная скорость 24,3 узла).

Строительство

Состав и оснащение части за время службы претерпели некоторые изменения, но описанная ниже ее конфигурация 1932 г. достаточно репрезентативна. Корпус был спроектирован по смешанной технологии стали и дюралюминия. Киль и шпангоуты изготовлены из стальных профилей. Палуба и внутренние связи изготовлены из дюралюминия. Для обшивки использовались оцинкованные стальные листы, соединенные заклепками. Форма корпуса была овальной с опущенной кормовой палубой. Длина конструкции составила 23 м, а общая длина - 23,6 м (21,2 м). Максимальная ширина 3,6 м, общая осадка 1 м (1,1-1,35 м). Проектное водоизмещение составляло 25 тонн. Корпус был разделен на шесть отсеков, разделенных водонепроницаемыми переборками. К основным помещениям (с кормы) относились последовательно: балластная камера и боцманская кладовая, запасные топливные баки, туалет, каюта офицеров, спортзал, основные топливные баки, радиостанция, кухня и плита CO, аккумуляторная, помещение экипажа, бак с пресной водой и рундук для цепи. В некоторых источниках приводится разное количество водонепроницаемых отсеков и расположение комнат или их последовательность. Компоненты трансмиссии состояли из двух бензиновых двенадцатицилиндровых бензиновых двигателей Maybach мощностью 550 л.с. при 1600 об / мин, реверсивных, непосредственно приводящих в движение гребных валов с расцепляющими муфтами с болтами фиксированного шага Theodor Zeise. На маршевой скорости гребные винты двигателей погони выводились из зацепления с валами и свободно вращались, уменьшая лобовое сопротивление. Эти двигатели питались от двух 100-килограммовых служебных баков и двух 600-килограммовых основных баков, каждый из которых вмещал 1400 кг топлива. Маршевым двигателем служил шестицилиндровый бензиновый дизельный двигатель Maybach мощностью 175 л.с. при 1600 об/мин, нереверсивный, с редуктором 2:1, приводивший в движение воздушный винт Theodor Zeise. На скорости преследования маршевый двигатель с установленным на большой шаг винтом помогал двигателям преследования. Выходящий топливный бак вмещал 100 кг, два основных по 400 кг, всего 900 кг газойля. Максимальная скорость катера составляла 24,3 или 24,85 узла, а маршевая — 11 или 12 узлов. Расход топлива двигателей преследования составлял 230 кг/ч, что давало дальность примерно 145 морских миль, а маршевого двигателя потреблял 36,8 кг/ч, что переводило на дальность 264 морских мили. Рулевой механизм состоял из уравновешенного руля прямоугольного сечения, на палубе рулевые секторные и тросо-канатные рули с амортизаторами в виде рессор. Электроустановка 24 В постоянного тока включала вспомогательный двигатель, приводящий в действие генератор (и дополнительно пожарный насос), и свинцово-кислотную батарею емкостью 750 Ач. Текущими приемниками являлись приемопередатчик с дальностью действия 200 км с неподвижной антенной, натянутой между мачтой и флагштоком, рефлектор Scintilla с лучом света до 5 км, расположенный на крыше рубки, сигнальный фонарь, ходовые огни и зуммер. Спасательное оборудование подразделения включало деревянную аварийно-спасательную лодку с двигателем мощностью 12 л.с., четырьмя колесами и спасательными жилетами. Навигационное оборудование включало магнитный путевой компас, хронометр, инклинометр, лаг и щуп. Катер имел два патентованных якоря и якорный шпиль. «Баторий» был вооружен двумя Максимами wz. 08 калибра 7,62 мм на трехопорных складных морских базах, по одной на носу и корме. Они позволяли вести огонь по воздушным и надводным целям. В носовой части имелось усиление, позволявшее установить на борт корабельную пушку малого калибра, чего, впрочем, так и не произошло. Общая стоимость катера преследования и моторных лодок для Пограничной охраны составила около полутора миллионов злотых. В носовой части имелось усиление, позволявшее установить на борт корабельную пушку малого калибра, чего, впрочем, так и не произошло. Общая стоимость катера преследования и моторных лодок для Пограничной охраны составила около полутора миллионов злотых. В носовой части имелось усиление, позволявшее установить на борт корабельную пушку малого калибра, чего, впрочем, так и не произошло. Общая стоимость катера преследования и моторных лодок для Пограничной охраны составила около полутора миллионов злотых.

Служебная запись

Период до начала войны

После приемочных испытаний готовая единица была включена в состав созданной в тот день Пограничной флотилии в качестве катера-преследователя. В то время он формально был невоенным государственным кораблем и во время службы нес на корме флаг Польского торгового флота, а на мачте флаг с гербом Министерства финансов в виде желтого символ посоха Меркурия на белом фоне. Ночью он был отмечен дежурными двумя фиолетовыми огнями на мачте, расположенными вертикально друг над другом на расстоянии 1 метра. «Баторий» стоял в рыбном порту в Хеле и оттуда ходил на патрулирование, наблюдая из открытого моря за польскими территориальными водами. Летом он обычно плавал ночью, а днем ​​обычно принимал участие только в действиях по преследованию и интервенции. Его первый экипаж состоял из 9 офицеров Пограничной службы: Командиром катера был командир СГ Марцин Хмелевски, 1-й моторист, старший командир СГ Станислав Боровик, 2-й моторист, старший охранник СГ Юзеф Лис, радист, старший сержант. Ю. Козницкий, рулевой, караул Пограничной охраны Я. Кержек, квартирмейстер караула Пограничной охраны Ю. Ставиньский и палубные караулы Пограничной охраны С. Трепала, Ю. Боржинский и П. Земян. Позже Станислав Боровик был назначен начальником машин, Стефан Станкевич стал рулевым, Август Бискупский стал вторым рулевым-сигнальщиком, Рох Казмерчак - вторым машинистом, а Станислав Лис и Владислав Скулы - радистами. Вскоре после ввода в эксплуатацию установка была представлена ​​Президенту Республики Польша Игнатию Мосцицкому, который прокатился на ней. В августе 1936 года осмотр «Батория» провел Председатель Совета Министров Фелициан Славой Складковский, награждением Бронзовым крестом за заслуги члена экипажа старшего командира Станислава Боровика. Примером сотрудничества Пограничной флотилии и ВМФ стала ситуация 1935 г., когда «Баторий» перевез из Хеля в госпиталь в Гдыню морского офицера, тяжело раненного на учениях. Подсчитано, что действия Пограничной флотилии, в том числе и «Батория», не привели к ликвидации контрабанды морем, а ограничили ее размеры. Одним из успехов катера стала остановка в 1936 году моторной лодки «Маргит», на которой контрабандой было перевезено несколько ящиков с пистолетами. Как и было предусмотрено контрактом, в 1933 году были заменены элементы из дюралюминия, проржавевшего от морской воды. Палубу, рубку и дымовую трубу заменили стальными, которым придали косую форму. Полукруглый волнорез, защищающий рубку и люки, не реконструировался, вместо этого в носовой части были добавлены стальные фальшборты, также защищающие якорные и швартовные устройства. Кстати, якорную лебедку заменили ручной лебедкой. Световой фонарь машинного отделения и 7 люков прямоугольного контура заменены на 6 овальных с увеличенным каркасом, носовой убран. Дюралюминиевые элементы конструкции, не контактировавшие с водой, остались в идеальном состоянии. В результате реконструкции осадка катера увеличилась на 10 см, а водоизмещение до 28 тонн. Скорость судна упала до 23 узлов. По некоторым данным, только тогда, чтобы восстановить прежнюю максимальную скорость, были пробиты лопасти винтов двигателей преследования. К навигационному оборудованию на палубе за световым люком машины добавлен главный компас. Кстати, якорную лебедку заменили ручной лебедкой. Световой фонарь машинного отделения и 7 люков прямоугольного контура заменены на 6 овальных с увеличенным каркасом, носовой убран. Дюралюминиевые элементы конструкции, не контактировавшие с водой, остались в идеальном состоянии. В результате реконструкции осадка катера увеличилась на 10 см, а водоизмещение до 28 тонн. Скорость судна упала до 23 узлов. По некоторым данным, только тогда, чтобы восстановить прежнюю максимальную скорость, были пробиты лопасти винтов двигателей преследования. К навигационному оборудованию на палубе за световым люком машины добавлен главный компас. Кстати, якорную лебедку заменили ручной лебедкой. Световой фонарь машинного отделения и 7 люков прямоугольного контура заменены на 6 овальных с увеличенным каркасом, носовой убран. Дюралюминиевые элементы конструкции, не контактировавшие с водой, остались в идеальном состоянии. В результате реконструкции осадка катера увеличилась на 10 см, а водоизмещение до 28 тонн. Скорость судна упала до 23 узлов. По некоторым данным, только тогда, чтобы восстановить прежнюю максимальную скорость, были пробиты лопасти винтов двигателей преследования. К навигационному оборудованию на палубе за световым люком машины добавлен главный компас. Дюралюминиевые элементы конструкции, не контактировавшие с водой, остались в идеальном состоянии. В результате реконструкции осадка катера увеличилась на 10 см, а водоизмещение до 28 тонн. Скорость судна упала до 23 узлов. По некоторым данным, только тогда, чтобы восстановить прежнюю максимальную скорость, были пробиты лопасти винтов двигателей преследования. К навигационному оборудованию на палубе за световым люком машины добавлен главный компас. Дюралюминиевые элементы конструкции, не контактировавшие с водой, остались в идеальном состоянии. В результате реконструкции осадка катера увеличилась на 10 см, а водоизмещение до 28 тонн. Скорость судна упала до 23 узлов. По некоторым данным, только тогда, чтобы восстановить прежнюю максимальную скорость, были пробиты лопасти винтов двигателей преследования. К навигационному оборудованию на палубе за световым люком машины добавлен главный компас.

Вторая Мировая Война

Указы Президента РП от 23 декабря 1927 г. о государственных границах и от 22 марта 1928 г. о Пограничной охране предусматривали, что в случае частичной или полной мобилизации Пограничная служба должна была войти в состав вооруженных сил. сил. По этому положению 24 августа 1939 года катер вместе со всей мобилизованной флотилией СГ был включен в состав ВМФ под наименованием ОРП «Баторий». 1 сентября командующий укрепрайоном Хель ком. Влодзимеж Штайер. Во время сентябрьской кампании до 10 сентября использовался для перевозки раненых (3 сентября вывозил раненых из 3-го морского полевого госпиталя при школе Хель в Гдыню, а в неустановленную ночь вывозил раненых из Оксивская больница в Бабье Долы Хель). Кроме того, он участвовал в противовоздушной обороне и выполнял дополнительные задачи, такие как участие в испытаниях подводной лодки ОРП «Рысь» 7 сентября. Он получил повреждения топливных баков глубинными бомбами и, после временной ликвидации течи на Хеле, вышел в море вместе с «Баторием», в задачу которого входило проверить, нет ли следа горючего за ПЛ, выявив ее местонахождение . С 10 сентября экипаж воевал на суше. 1 октября, как раз перед капитуляцией полуострова Хель, кораблю разрешили попытаться прорваться в нейтральную Швецию. Экипаж в этом рейсе был Cpt. мар. Ежи Милисевич, принявший командование, капитан. мар. Конрад Савиц-Корсак, капитан мар. Элигиуш Цеченёвский, см. Mar. Тадеуш Менчиньский, лейтенант Мар. Альфонс Гурски, сек. мар. Мечислав Тарчиньский, помощник Альфред Ченчинский, Senior Mar. Станислав Квятковский, St. Mar. Хенрик Пулл, Сент-Мар. Антони Сломински и Мар. резервы Витольд Хуберт от ВМФ, также из штатного экипажа «Батория» Мат Рох Казмерчак, капрал сержант Ян Гавлик и радист Станислав Лис и два гражданских военных: Казимеж Соколовский и Станислав Никель. После дозаправки топливом, принесенным лейтенантом Менчиньским, в 19.40 «Баторий» миновал вход в порт Хель. Вместо прямого курса на Швецию он направился сначала на северо-восток, вдоль Вислинской косы, т. е. в сторону враждебной территории. Этот маршрут патрулировался меньше, чем кратчайший путь отхода из Хеля в Швецию. Ему потребовалось два часа, чтобы направиться на северо-запад, в сторону Готланда. В пути экипаж дважды видел ходовые огни немецких частей, но "Баторий" остался незамеченным. Затем начался шторм, во время которого навигация основывалась исключительно на результатах промеров глубины. После того, как он остановился, работая только на дизеле, поскольку топливо для двигателей преследования было исчерпано, корабль подошел к Готланду. Когда он был близок к месту назначения, то увидел немецкую заметку «Гриль», быстроходный и хорошо вооруженный корабль, с которого он не мог ни спастись, ни защититься. К счастью, ему удалось войти в территориальные воды нейтральной Швеции, и рядом появился шведский эсминец «Рагнар». Под его сопровождением во второй половине дня 2 октября катер достиг порта Клинтехамн. Несмотря на временное лазание по камням и повреждение гребного винта, в 15.30 «Баторий» при сопровождении еще шведского военного корабля пришвартовался в порту. Через 24 часа корабль и военный экипаж были интернированы шведскими властями, а гражданские лица, резервисты и офицеры пограничной службы отпущены. Затем подразделение было перевезено в Висбю, и повреждения были устранены. 1 ноября 1939 года катер был отбуксирован в порт Ваксгольм, где и пробыл до конца войны, стоя у борта «Дар Поморья».

Послевоенный период

После войны «Баторий» был рекультивирован у Швеции и вернулся в страну в вестибюле 24 октября 1945 года. Решение о буксировке стало следствием плохого технического состояния судна после 5-летнего простоя. После ремонта он получил название ОРП «Хель» и был подчинен командованию Щецинского прибрежного района в Свиноуйсьце. По сравнению с довоенным состоянием его вооружение было сокращено до одного пулемета «Максим» образца 1910 г. калибра 7,62 мм в заднем положении. Весной 1947 года ВМФ передал его Пограничным войскам. В августе 1947 года была передана Охотничья флотилия 12-й Гданьской дивизии Пограничной армии. Его первым командиром в WOP был боцман Владислав Анджеевский. В 1949 году судно без разрешения остановило в польских водах западногерманское рыболовецкое судно, которое затем, после высылки экипажа из страны поступил на вооружение ВОП под обозначением ДП-53. В мае 1950 г. корабль сменил название на ОРП «7 ноября», затем «Дзержинский», которое 1 июня 1951 г. (или в 1953 г.) было изменено на КП-1 (от: сторожевой катер). Служил во флотилии пограничных кораблей 16-й бригады WOP в Гданьске Вестерплатте. Весной 1954 года в рамках капитального ремонта изношенные двигатели преследования Maybach были заменены на два гораздо более слабых двигателя Škoda 706 R мощностью по 135 л.с. каждый, а дизельный двигатель Maybach на Grey Marine мощностью 225 л.с. через несколько лет. После ремонта корабль развивал скорость до 14 узлов. 1 мая 1954 года корабль возобновил службу. В дальнейшей службе в ВОП, помимо задач по наблюдению, он также выполнял роль учебного подразделения и флагмана группы надзирателей. В 1955 году его выбросило на мель во время шторма, но через несколько дней его вытащили и вернули в строй. 5 декабря 1957 года катер был исключен из списков судов ВОП, а затем передан в качестве учебно-спасательного отряда Лиге друзей солдата, преобразованной затем в Кайтселийт обороны. После ремонта, совмещенного с заменой части навигационного и бортового оборудования, с 1959 по 1969 год плавал по Висле, а затем по Зегжиньскому заливу, получив название КП-1 «Баторий». Он находился в порту Жерань. Однако по своим характеристикам «Баторий» был плохо приспособлен для внутреннего плавания — для сохранения хорошей маневренности ему приходилось плыть со скоростью, которая на Жеранском канале вызывала сильные волны и, по воспоминаниям, затопляла рыболовов на берегу. . После вывода из эксплуатации, период с 1969 по 1973 год он провел в бассейне речного порта в Жеране, ожидая кассации. Последние полгода он находился под водой.

Корабль-памятник

В декабре 1973 года снова был передан ВМФ, а с 1 по 4 апреля 1974 года отбуксирован из Жераня в Хель в военно-морской порт в распоряжение 9-й флотилии береговой обороны. Инициатором этой акции был лейтенант. Джерард Лукашевич. Он также командовал командой в последнем рейсе, в которую, кроме него, входили боцман Зенон Плахта, помощник Анджея Окруя и матросы Ян Пахольский, Михал Ниц, Кшиштоф Щецин и Адам Климас. С ней был редактор Мечислав Кулигиевич, автор единственной монографии, посвященной этому кораблю. Роль буксиров на маршруте выполняло множество различных подразделений, как гражданских, так и военных, а само судно снова было переименовано в «Баторий» на борту. После ремонта в августе 1975 года он был вмонтирован в пьедестал на представительной набережной военно-морского порта в Хеле как корабль-памятник. После ликвидации 9-й флотилии береговой обороны и ухода базы ВМФ судьба корабля оказалась под угрозой, но им заинтересовался Военно-морской музей в Гдыне. 12 декабря 2009 г. после извлечения из бетонного постамента "Баторий" был разрезан пополам в месте технологического присоединения корпуса и транспортирован по суше в Военно-морской музей.Выяснилось, что отсутствует большая часть внутреннего оборудования: двигатели (были вывезены перед буксировкой "Батория" из Жераня в Хель), монтаж и обустройство помещений. Оригинальный машинный телеграф сохранился. Отсутствовали даже иллюминаторы. Работы по реконструкции заключались в ремонте и консервации корпуса, а также в восстановлении недостающих элементов, видимых снаружи. Благодаря остаткам краски, обнаруженным в закоулках строения, удалось установить и восстановить первоначальный цвет росписи, который был светло-зеленым. После переподключения корпус был установлен в качестве экспоната во дворе музея. В планах реконструировать хотя бы некоторые элементы интерьера. Реконструкцией должна была заниматься компания Gotyk из Любича. 2 октября 2014 г., к 75-летию перехода корабля в Швецию, Польское общество ветеранов-пограничников в память о «Батории» и его тогдашнем экипаже вручило директору Музея военно-морского флота Большой Памятный знак Пограничной службы. Гвардия Второй Польской Республики. Торжество проходило на фоне части. Ассоциация ветеранов польских пограничных формирований в память о тогдашнем «Батории» и его личном составе вручила директору Военно-морского музея Большой памятный знак Пограничной службы Второй Речи Посполитой. Торжество проходило на фоне части. Ассоциация ветеранов польских пограничных формирований в память о тогдашнем «Батории» и его личном составе вручила директору Военно-морского музея Большой памятный знак Пограничной службы Второй Речи Посполитой. Торжество проходило на фоне части.

Планы и модели

Планы микромоделей апстрима в масштабе 1:400: Станислав Катцер: Микрофлот. Издательство "Морские", 1974 г. Картонная модель в масштабе 1:50: "Баторий-погонщик", издательство ГПМ, каталожный номер 337, 2012 г. Картонная модель береговой части в масштабе 1:72: "Польский Баторий-погонщик" , издательство ОАО, каталожный номер 729, 2007 г.

Сноски

Библиография

Мечислав Кулигиевич: Лодка преследования Батория. Варшава: Издательство МОН, 1974, серия: Виды оружия и вооружения. № 28. Марек Сорока: Польские военные корабли 1945-1980 гг. Гданьск: Издательство Морские, 1986. ISBN 83-215-3249-7. Гжегож Горыньский. Пограничная флотилия Второй Польской Республики. Море, корабли и корабли. 4/2010. XV (100), стр. 20-29, апрель 2010 г. ISSN 1426-529X (польск.).

внешние ссылки

Статьи из журнала Nasz Nasze с описанием процесса реконструкции «Батория» и многочисленными фото: «Баторий» уже в Гдыне «Баторий» вернулся в строй Изображения из Национального цифрового архива «Батория» Пограничная служба «Баторий» Граница Сторожевой катер приближается к кораблю

Original article in Polish language